Минский процесс: что мы имеем на сегодня

Прошла очередная встреча трехсторонней контактной группы в Минске. О ее результатах сообщила Дарка Олифер, пресс-секретарь в Президентском фонде Леонида Кучмы – главного нашего переговорщика. Давайте разберем основные моменты.

“7 дней тишины должно пройти по всей линии разграничения до того момента, как начнется реальный отвод войск. Однако несмотря на свои обязательства, зафиксированные Минскими соглашениями, ОРДЛО не отводит от линии разграничения тяжелую артиллерию, а вместо этого на передовой размещают танки и минометы.

Украинская сторона настаивает, что выполнение политического блока вопросов будет невозможным, если не будут выполнены определенные пункты. И самый главный – роспуск квазиформирований ЛДНР”.

После этой фразы одни увидели “зраду”, другие – “перемогу”. Причем обе стороны руководствовались тем, что Украина якобы выходит из Минска и не собирается выполнять формулу Штайнмайера. Но подобные заявления – не новинка.

На самом деле нигде не сказано, что ЛДНР должны распустится до выборов. Речь идет о том, что никакого выполнения политической части Минских соглашений не может быть до того момента, как они не распустятся. Но что считать политчастью Минских договоренностей? Если это уже принятые законы об особом статусе и о выборах на Донбассе – тогда политическая часть соглашений уже частично начала выполняться, просто закон об особом статусе необходимо пролонгировать либо принять новый. В таком случае самопровозглашенные республики, скорее всего, до выборов не распустятся, и это тупик. А если считать политчастью Минских соглашений имплементацию этих законов, которая должна начаться на следующий день после выборов, – это совсем другой разговор. Если ОБСЕ признает, что выборы прошли по закону, там уже не будет ЛДНР и их лидеров, а будут легитимно выбранные лидеры.

Дарка Олифер продолжает перечислять условия, при которых Украина выполнит политическую часть Минских договоренностей:

“Полное прекращение огня, обеспечение эффективного мониторинга со стороны ОБСЕ, отведение с территории Украины вооруженных формирований и иностранных войск и техники, разведение сил и средств по всей линии разграничения, обеспечение работы ЦВК Украины, украинских политических партий, СМИ и иностранных наблюдателей, установление контроля за неподконтрольной Украине частью украинско-российской границы”.

И снова неясно: установление контроля за границей состоится до выборов или после? Владимир Зеленский обещал, что до выборов. Но в доступе нет ни одного документа, где этот момент был бы официально указан. Вместе с тем министр иностранных дел Вадим Пристайко заявил:

“Формула Штайнмаєра придумана і погоджена цим урядом. Просто ми, на відміну від попереднього уряду, виконуємо те, на що погодились. Це болючий компроміс. Ми знаємо, чому сказане кожне слово проти цього. Але сподіваємось, що можна піти цим шляхом і не зашкодити нашій територіальній цілісності більше, ніж вже зараз є”.

Здесь вопросов становится еще больше. Болезненный компромисс, о котором он говорит, – это, вероятно, и есть соблюдение Минских соглашений так, как они прописаны. А там указано, что границу мы возьмем под контроль только после выборов.

Далее Пристайко добавил:

“Як зробити так, щоб Україна не була звинувачена у зриві цих домовленостей? Треба бути чесними перед собою і своїм народом. Якщо ми про щось домовляємось, то наскільки б це не було болюче рішення, ми маємо чесно сказати своєму народу: це шлях до миру, який наступить в майбутньому. Якщо для народу це прийнятно, ми це робимо. Якщо ні – ми маємо про це знати. Якщо депутати серйозно до цього ставляться, ми забираємо третину нашого бюджету із пенсій, зарплат, медичного страхування, приводимо в мобілізацію нашу армію і намагаємось захистити себе без мирного процесу”.

Субъективно это заявление похоже на дешевый шантаж. То есть уже нет у нас “варианта Б”, о котором говорил Зеленский. Либо выполнять то, что уже написали, либо с вас по 30%. Уже не нужно олигархов трусить, с коррупцией бороться… Но может, для начала спросить мнение людей?.. Говорят, что все, кто вышли на митинги “Нет капитуляции”, – это активное меньшинство, которое давит на команду Зеленского, и последняя им подыгрывает. Однако вполне возможно, что это не меньшинство, а просто активная группа, которая ретранслирует мысли большинства. И выяснить это получится только на референдуме. Если 70% проголосуют за предоставление Донбассу особого статуса, то какая уже разница, под чьим контролем будет граница во время выборов? Все равно там  выберут “нужных” людей, все равно у них будет существовать народная милиция, а восстановление региона будет финансироваться из бюджета Украины. Но если люди выскажутся против – действительно придется игнорировать международные соглашения. И ничего страшного не случится. Яркие пример – игнорирование Будапештского меморандума и отсутствие фатальных последствий для стран-подписантов. Так почему не провести этот референдум и не снять с себя груз ответственности? Это ведь так просто и так нужно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *